В долгах как в шелках. Рост рынка потребительского кредитования. Правила денег от Уоррена Баффета, инвестора №1 в мире.

Юрий Клейн: «После дефолта 1998 г. банки активнее обращаются к страховым компаниям»

Июль — Август 2002

Интервью с начальником управления страхования финансовых учреждений компании РОСНО Юрием Викторовичем Клейном

«Б. Т.»: Банковское страхование уже более сотни лет повсеместно используется западными банками. Насколько широкое распространение оно получило у нас за десять с небольшим лет существования системы коммерческих банков в России?

Юрий Клейн: Прогресс, конечно, есть, но не настолько, насколько хотелось бы страховщикам. Нет массового спроса со стороны коммерческих банков на страхование своих рисков, хотя у нас есть специализированные продукты для банков. Вообще страховая культура у нас не на должном уровне, это касается не только населения, но и руководителей организаций.

Следует отметить, что после дефолта 1998 г. банки активнее обращаются к страховым компаниям, чтобы понять, какие услуги могут предоставить им страховщики при приобретении страхового полиса.

К сожалению, у нас нет закона, который обязывал бы банки страховать свои риски. Имущество, выступающее в качестве залога, у нас не подлежит обязательному страхованию в отличие от принятых на Западе законов.

«Б. Т.»: Опыт показывает, что и банковская, и страховая системы в России, мягко говоря, нестабильны. Как на этом фоне складываются отношения банкиров и страховщиков?

Ю. К.: Вы знаете, применительно к банковской системе можно еще говорить о нестабильности, но о страховом бизнесе я бы так не сказал. К примеру, из-за дефолта 1998 г. не пострадала ни одна более или менее крупная страховая компания. Страховщики оказались не столь подвержены кризисным явлениям.

Сейчас многие банки стараются быть универсальными и предлагать своим клиентам полный набор услуг, в том числе и услуг, связанных со страхованием. Поскольку это противоречит «Закону о банках и банковской деятельности», они стараются идти навстречу клиентам в этом вопросе путем объединения, например, инвестиционная группа «Атон» купила страховую компанию «Ингосстрах Россия», инвестиционно-банковская группа «НИКойл» купила Промышленно-страховую компанию. Благодаря этому расширяются каналы продаж. Такая тенденция идет с Запада, где от 50% до 70% страховых услуг продаются через нестраховых посредников.

«Б. Т.»: Как бы Вы оценили сегодняшнюю ситуацию с экономической и финансовой преступностью в России? В какой степени страхование может защитить банки в этой ситуации?

Ю. К.: С моей точки зрения, ситуация ухудшается — растет число компьютерных и электронных преступлений. Многие банки сейчас развивают пластиковый бизнес и обслуживание через Интернет, при этом вся информация находится в компьютерных системах. Соответственно повышается и интеллектуальный уровень преступности: растет мошенничество, связанное с карточками, взлом компьютерных сетей и электронный взлом банкоматов. Известна аксиома, что абсолютной защиты, в том числе и в банке, создать нельзя. И здесь на помощь приходит страхование, защищающее банковские риски.

«Б. Т.»: Какова деятельность РОСНО на рынке банковского страхования? Какие банковские риски представляются вам наиболее существенными в российских условиях? Какие страховые продукты компания РОСНО предлагает сегодня банкам?

Ю. К.: Для работы с банками как раз и создано управление страхования финансовых учреждений. Оно сейчас активно работает в сегменте коммерческих банков. Управление занимается разработкой и продажей страховых продуктов. Мы стараемся предлагать продукты, максимально учитывающие специфику банковской деятельности.

Наша компания уже полтора года назад получила лицензию, которая направлена на защиту рисков коммерческих банков, — это так называемый полис BBB комплексного страхования финансовых институтов. В нем есть два блока рисков. Первый блок — это классические имущественные риски, связанные с гибелью или хищением имущества или ценностей, и второй — это финансовые риски, связанные с подделкой финансовых документов и ценных бумаг, с приемом фальшивых банкнот и, главное, с нелояльностью персонала (мошенничеством сотрудников коммерческого банка).

Пока такой полис купили лишь немногие, очень крупные банки. Почему? Прежде всего потому, что перед покупкой такого полиса необходимо, чтобы сюрвейер, независимый эксперт, оценил риски, т. е. обследовал банк и практически досконально понял, как организована защита в банке, как организован бизнес и как организована бухгалтерская отчетность. Не все банки перешли еще на западные формы отчетности. На Западе обязательно требуется перестрахование, и западный перестраховщик возьмет этот полис на перестрахование, только если проведено обследование банка. А не все российские банки готовы к тому, чтобы допустить такого сюрвейера, тем более независимого, к себе.

В совокупности с этим продуктом мы предлагаем банкам и полис страхования от компьютерных и электронных преступлений, который включает в себя и риски, связанные со взломом компьютерной сети или с заражением компьютерным вирусом, что нарушает нормальную работу банка, в результате чего он терпит убытки.

Третий продукт, который специально адресован банкам, — это страхование рисков банка как эмитента банковских карточек, тем более что сейчас активно развивается карточный бизнес. Мы готовы здесь закрыть и взять на себя следующие риски: риски, связанные со списанием третьими лицами денежных средств с карточки в связи с ее утерей, подделкой, подделкой слипов или квитанций, а также риски, связанные с отсутствием возможности взыскать сумму овердрафта по причине смерти держателя карточки.

Мы разработали еще ряд специализированных программ, в частности, программу по страхованию практически любого вида залогового имущества, начиная от объектов недвижимости и заканчивая товарами, находящимися в торговом обороте.

Следующий продукт, который мы предлагаем уже не банкам, а их клиентам, — предложение страхования товарных кредитов. Мы готовы застраховать портфель товарных кредитов клиента банка по всем контрагентам: анализируются все контрагенты этого клиента с точки зрения их репутации и деятельности на рынке, выставляется лимит ответственности на каждого клиента, а страховая премия берется по всему портфелю. Так обычно делается на Западе: страхуются риски не между двумя конкретными субъектами, а страхуется весь портфель.

Мы также активно предлагаем программу страхования перевозимых ценностей, называемую «Инкассация». Мы страхуем ответственность за все риски, включая и тротуарный риск, — таким образом, мы страхуем весь процесс от момента, когда инкассатор получил деньги и расписался в получении суммы, и до момента, когда он их сдал в банк; тротуарный же риск охватывает именно тот период, когда инкассатор идет от кассира до машины.

У нас есть специальная программа по страхованию банкоматов, при этом по отдельности страхуются денежная наличность и сам банкомат как электронное устройство, но можно застраховать их и в совокупности. Программа по страхованию обменных пунктов включает в себя страхование денежной наличности, находящейся в обменном пункте, а также страхование кассиров и охранников от несчастного случая при нападении на обменный пункт.

Многие банки создают свои лизинговые компании и все то имущество, которое они передают в лизинг, практически в обязательном порядке требуют застраховать. Для страхования транспортных средств, передаваемых по договорам лизинга, в РОСНО разработана специальная программа, в рамках которой прежде всего страхуются риски, связанные с угоном и ущербом транспортных средств.

Основой социального пакета, предлагаемого коммерческим банкам, являются разнообразные по своему наполнению программы добровольного медицинского страхования. Ряд этих программ построены по принципу семейного врача и реализованы на основе созданной сети собственных лечебных учреждений.

«Б. Т.»: Насколько важную роль в работе РОСНО на банковском рынке играют взаимоотношения компании с иностранными страховщиками (перестраховочная защита, обмен опытом и т. д.)?

Ю. К.: В середине 2001 г. у нас появился новый крупный акционер — страховая немецкая группа Allianz AG. Она владеет 45,27% акций ОАО « РОСНО». Благодаря этому мы получили дополнительные возможности по использованию их опыта и организации перестрахования. Одним из показателей финансовой устойчивости любой страховой компании является организация в ней системы перестрахования. Свои риски мы перестраховываем через ведущих западных перестраховщиков: корпорация Lloyds’, Кельнское перестраховочное общество, Мюнхенское перестраховочное общество, Швейцарское перестраховочное общество, Французское перестраховочное общество.


НОВОСТИ

12 декабря 201711 декабря 20179 декабря 2017

Статьи, интервью, публикации