В долгах как в шелках. Рост рынка потребительского кредитования. Правила денег от Уоррена Баффета, инвестора №1 в мире.

29 октября 2015 г.

Системные корни рецессии в России

Чтобы понять глубинные причины, стоящие за рецессией в России, мы должны рассмотреть историю Российской экономической перестройки.

Рецессия в России началась в середине 2014 года, когда на фоне сезонных колебаний ежеквартально начал снижаться ВВП. Сначала снижение было медленным (в 2014 году суммарный годовой прирост остался положительным на уровне 0,6 процента), а в 2015 году реальный ВВП сократился на 2,2 процента в первом квартале и 4,6 процента во втором квартале, по сравнению с 2014 годом.

Чтобы понять более глубокие причины нынешнего экономического спада, мы должны рассмотреть историю России в части ее перехода в новую экономику. Россия никогда не отличалась страстью к реформам. Ее экономический переход в 1990-х был долгим и болезненным из-за сложного наследия советской системы (структурных искажений, макроэкономических дисбалансов и отсутствия рыночных институтов) и из-за недостаточной политической поддержки рыночных реформ.

Тем не менее, в начале нового тысячелетия, эти реформы начали приносить свои плоды. В 1999 году экономика России вступила в фазу быстрого роста на фоне повышения цен на нефть. В то время Россию можно было рассматривать как страну, которая завершила основную фазу перехода и построила рыночную экономику, основанную на частной собственности, даже если значительные искажения и несовершенства продолжали существовать.

Переломный момент наступил в 2003 году с политически мотивированного наступления на крупнейшую российскую частную компанию ЮКОС, активы которой впоследствии перешли к государственной Роснефти. Это сопровождалось и другими государственными поглощениями в последующие годы, особенно в нефтяной и газовой отраслях, финансовом, военном и инфраструктурном сегментах. В результате, Россия начала строить своего рода гибридную систему, экономика которой в значительной степени контролируется государственной бюрократией и правящей элитой. Разумеется, усиление политического и административного контроля над экономикой сопровождается возрождением политического авторитаризма.

Негативные последствия рецентрализации в России стали полностью видны в 2008-09 годах, когда произошел мировой финансовый кризис. В 2009 году экономика России упала на 7,8 процента, и с тех пор ей не удалось возобновить свой докризисный рост. С 2010 по 2012 год прирост был, небольшой, но разумный, с годовым ростом ВВП на 5,4 процента, 4,3 процента и 3,4 процента соответственно. Тем не менее, в 2013 году - задолго до конфликта с Украиной, международных санкций и снижения цен на нефть рост уже замедлился до 1,3 процента.

В результате неполноценных экономических реформ в 1990-х и затем их частичной отмены, Россия не является располагающей страной для бизнеса, отечественного или иностранного. Это подтверждается несколькими международными рейтингами, в частности, Индексом восприятия коррупции в 2014 году, в котором Россия занимает 136 место из 175 стран, и Индексом экономической свободы, который в 2014 году поставил Россию на 140 место среди 178 стран как страну с максимально "несвободной" экономикой.

Всемирный банк и Индекс глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума поставили Россию в середине итогового рейтинга, с некоторым улучшением в последние годы. Тем не менее, в обоих рейтингах Россия плохо характеризуется по отношению к защите прав собственности, коррупции, судебной независимости, государственному регулированию, эффективности правовой системы в решении споров, организованной преступности, надежности полицейских служб, конкуренции и качества инфраструктуры.

Учитывая эти доказательства плохого управления и негативного делового климата, вряд ли удивительно, что Россия является нетто-экспортером капитала, с существенной части его валовых внутренних сбережений, вложенных не в стране, но вложенных за рубежом.

В довершении ко всему, на фоне системного экономического, в 2014 году экономика России, пострадала от двух дополнительных потрясений, во-первых, международных санкции в ответ на аннексию Крыма и военного вмешательства в Донбассе (Украина), а затем российских торговых встречных санкций; а во-вторых резкого снижения мировых цен на нефть и другие сырьевые товары. Это привело к интенсификации оттока капитала, глубокой девальвации рубля (на 48,5 процента по отношению к доллару США в период с июня 30, 2014 и 30 сентября 2015 года) и резкому сокращению спроса на внутреннем рынке.

Рекордно высокий отток капитала в 2014 году отражает дальнейшее ухудшение бизнес-климата (в частности, незащищенность прав собственности), которое, в свою очередь, привело к жесткому контролю правительства над СМИ, судебной системой, гражданским обществом и бизнес-деятельностью, в дополнение к новым ограничениям для иностранных инвесторов. Санкции США и ЕС существенно снизили возможности внешнего финансирования для крупных российских компаний и банков. Российские контр-санкции, направленные на пищевые продукты из ЕС и других западных стран, ударили по потребительским рынкам и зависящим от импорта российским фирмам.

Согласно прогнозу МВФ, опубликованному в докладе "Перспективы развития мировой экономики" в октябре 2015 года, ВВП России, сократится на 3,8 процента в течение 2015 года, и на 0,6 процента в 2016 году. Рост, как ожидается, может начаться только с 2017 года в диапазоне от 1,0 до 1,5 процентов в год.

В краткосрочной перспективе, потенциал роста будет зависеть от цен на нефть и политической способности решить украинский конфликт. Более высокие цены на нефть, например, $ 60-70 за баррель, и релаксация режима санкций могут обеспечить экономике России какую-то передышку и несколько облегчить негативное восприятие делового климата в России. Кроме того, продолжение консервативной денежной и налогово-бюджетной политики может помочь предотвратить новые эпизоды макроэкономической турбулентности, вроде тех, что происходили в конце 2014 года и начале 2015 года, что также важно для стабилизации производства и потенциального восстановления.

В среднесрочной и долгосрочной перспективе перспективе однако, Россия должна решать свои основные структурные и институциональные недостатки: высокую степень зависимости экономики от нефти и остального сырья, недружелюбность делового и инвестиционного климата, подкрепленную плохим управлением. По сравнению со многими другими товаропроизводителями, Россия обладает большим потенциалом для диверсификации своей экономики, в первую очередь, располагая большими человеческими трудовыми ресурсами. Обесценивание рубля помогает решать эту задачу. Будет ли такая диверсификация реализовываться, зависит от улучшения делового и инвестиционного климата, остановки авторитарного дрейфа во внутренней политике и геополитического противостояния с Западом и другими соседями России.

Др. Марек Дабровский,
профессор Высшей школы экономики в Москве,
со-основатель и научный деятель Центра социальных и экономических исследований в Варшаве,
член Ученого совета Института экономической политики им. Е. Гайдара в Москве.


НОВОСТИ

11 декабря 20179 декабря 20178 декабря 2017

Статьи, интервью, публикации